Тени в сгоревшей церкви.

Деревушка была небольшой. Домов двадцать в ряд, по бокам главной и единственной улицы. В ней давно никто не жил. Заборы покосились, в крышах были дыры, бревенчатые стены стали серыми от времени.

Здесь стояла такая тишина, что и наш разговор сам собой прекратился. Мы быстро прошли мимо домов на заросшее поле, на краю которого пряталась в траве старая грунтовка, которая приведёт нас к автобусной остановке.

Мы возвращались из долгого пешего похода, и хотелось уже быстрее добраться до дома. На приключения никого не тянуло, но пройти мимо той церкви мы не смогли. Её было видно издалека — поле переходило в крутой холм, а на самой его вершине блестела куполом она. Заметив этот блеск, мы решили всё же посмотреть, что там такое.

Оказалось — старая заброшенная церковь. Следы пожара на стенах, кирпичная кладка частично обрушились, но один из куполов устоял. Место, конечно, великолепное — с вершины холма были видны все окрестные поля и даже нитка трассы, по которой через несколько часов должен был пройти наш автобус.

Осмотримся? — предложил я.

На что тут смотреть? Сгорело же всё, — ответил Лёха, мой одногруппник. Стены и правда были совсем чёрными от копоти, — перекусим в тенёчке, да пойдём.

Я загляну всё-таки внутрь. Если что интересное найду, то крикну, — меня будто тянуло внутрь.

Оставалось придумать, как попасть в церковь — вход-то заколочен. Я обошёл вокруг церкви, и сзади увидел довольно большой провал в кирпичной кладке. Задача оказалась не из лёгких — у стен плотно росли кусты в перемешку с крапивой, а сам провал был довольно высоко. Я сбросил рюкзак на траву, пробрался к кладке, подпрыгнул, подтянулся — и смог забраться внутрь.

Тени в сгоревшей церкви

После слепящего летнего солнца, внутри было совсем темно. Я немного постоял на месте, а когда глаза привыкли к полумраку, увидел, что убранство отлично сохранилось. Сбоку от меня был алтарь, на стенах — роспись. Деревянный пол выглядел крепким. По углам прятались тени.

Я медленно пошёл вдоль стен, и только тогда заметил, что роспись выглядит странно. Здесь не было икон, ликов святых — вместо них картины сожжения на кострах, перекошенные лица, скрюченные фигуры.

Может, тут рисовали страшный суд?

Пока я разглядывал роспись, свет изменился. Я обернулся, и увидел, что на алтаре горят свечи. К запаху пыли добавилась сладковатая примесь. Я нечасто бывал в церквях, но уверен, что ладан или свечи пахнут по-другому.

Что-то ещё было не так. Я замер, и понял, что появился звук — едва различимый гул, который становился всё слышнее. Надо было выбираться из этого места, да только провал оказался как раз за алтарём, а идти мимо горящих свечей мне не хотелось.

Рядом со мной был заколоченный снаружи вход. Изнутри, двери хорошо сохранились — деревянные с тонкой резьбой. Я подёргал их, понял, что они заперты, и тут заметил, что резьба на дверях тоже странная: сцены убийства, те же перекошенные лица, направленные вверх. Я посмотрел выше, и увидел, что эти лица смотрят на копыта. Над входом в церковь было нарисовано страшное рогатое существо.

Да что это за место?

Я обернулся на резкий звук, и увидел, что церковь полна теней. Неясные силуэты толпились, пытаясь приблизиться к алтарю. Я отшагнул, ударился спиной о двери, и тени стали оборачиваться на этот звук.

Сладкий запах становился всё сильнее, казался удушливым, голова закружилась. Ноги стали ватными, подогнулись, и последнее, что я увидел — как тени приближаются ко мне, наклоняются надо мной.

Я открыл глаза и огляделся. Вокруг меня было сумрачно, рядом — кирпичная стена с провалом в ней. В тени терялся большой притвор. Я поднялся на ноги, попятился, вылез в провал в стене и оказался снаружи. Мой рюкзак как ни в чём ни бывало лежал на траве.

Ну что там? — Лёха копался в рюкзаке, доставая и раскладывая рядом с ним остатки еды.

А, ничего особенного, давно всё заброшено, — сам не знаю, почему, но я решил не рассказывать о том, что видел. Мы быстро перекусили, собрались и пошли к остановке. Надо было поторапливаться, чтобы успеть на автобус.

А ночью, уже дома, во сне я снова увидел те тени. Они склонялись надо мной, и ближе всех был высокий силуэт. «Кто меньше говорит, тот дольше живёт», услышал я. В отдалении, на алтаре вновь горели свечи.

И я почему-то уверен, что они горели и на самом деле — в заброшенной церкви с чёрными от копоти стенами рядом с маленькой, давно покинутой людьми деревней.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.